23 ноября 2012

Coh (Швеция)

Начало в 20.00 Стоимость билетов в предварительной продаже: 800 руб.,
в день концерта: 1000 руб.
 

Иван Павлов — российский музыкант, который живет в Стокгольме с 1995. После того, как Павлов переехал в Швецию, он выпускает пластинки под псевдоним COH, который может быть прочитан на кириллице, как «Сон» (sleep). Близкий друг COIL, музыкант неоднократно с ними выступавший и сотрудничавший. Иван Павлов /COH также известен своим участием в пост-утопической музыкальной группировке SOISONG, деятельность которой в связи со смерть второго участника коллектива Питера Кристоферсона закончится 31 декабря 2012 года.



Концерты COH на родине автора - большая редкость в настоящее время, для российских поклонников Иван представит новую программу в поддержку своего нового альбома IIRON, который вышел в 2011 году.

В московском концерте так же примет участие московский коллектив Ugol Ratmanova (IDM, experimental)

Интервью с Иваном Павловым (по материалам Feelee.ru):

"Как давно ты занимаешься электронной музыкой?
Музыкой как таковой занимаюсь очень давно - с 5 лет играл на пианино. Потом "тяжелый" рок - лет эдак в 14-15. Учился на радиофизика в университете, занимался акустикой. В начале 90-х начал баловаться с компьютером, в смысле музыки. А в 95 году уехал по работе в Швецию, и так получилось, что там остался.

Ты там работаешь по основной специальности?
Работаю программистом. А вообще я из города Горького, теперь уже Нижнего Новгорода.

А есть кроме тебя в Нижнем интересные электронщики?
Есть мои друзья, которых я знаю давно - они продолжают что-то делать, я пытаюсь их воодушевить. У меня есть свой лейбл Wavetrap, и я все время прошу, чтобы они присылали мне материал. Но у них какие-то дела, заботы. Пока они еще ничего нигде не выпускали.

Был ли какой-то альбом или группа, услышав которых, ты решил переориентироваться с рока на электронику?
Ну, меня вообще всегда интересовал не самый традиционный рок. Все время хотелось пробовать что-то нестандартное. Первым открытием для меня был, пожалуй, Soft Cell 83 года, The Art Of Falling Apart. Причем вначале мне понравилась с него только одна песня, возможно самая странная - она называлась Baby Doll. Никогда ее не забуду. А потом, в 91 году, когда я cам начал экспериментировать со звуком, мне в руки попал Love's Secret Domain группы Coil, и я подумал: "Вот даже как можно делать!". Очень вдохновила свобода использования каких бы то ни было звуков в контексте "доступной" музыки.

А как ты лично познакомился с Coil?
Это было в 96-ом году, нас познакомил мой друг из Ноттингема Джон Эверолл, у которого был свой лейбл Sentrax. Мы с ним списались на почве общих интересов, которых оказалось очень много, я стал часто ездить к нему в гости. Оказалось, что он хороший друг Джона и Питера, которые при встрече оказались очень открытыми и приятными людьми.

Они сами предложили тебе свое участие в нескольких треках твоего сингла Vox Tinnitus?
На самом деле у меня вообще никогда не было намерения выпускать пластинки. К моменту, когда появилась моя первая пластинка, у меня было записано уже три или четыре альбома, которые я просто отдавал друзьям послушать. К тому времени я уже познакомился с Джоном, Микой Вайнио из Panasonic. Я просто давал им послушать то, что делал, и однажды мне позвонили, и сказали "Хотим срочно выпускать твою работу". А когда в 98-ом году вышел первый альбом Enter Tinnitus, естественно послал его всем друзьям, и, в частности, Coil. Пластинка им понравилась. Потом мы много говорили по телефону об идее использования некоторых аспектов поп-музыки в качестве своего рода "обертки" для того, что я делаю. Потому что с экспериментальным звуком очень трудно работать - слишком маленькая часть аудитории подготовлена к его восприятию. Есть и еще одна параллель - поп-музыка, так же, как и минимализм, оперирует с повторяющимися структурами. В смысле восприятия, воздействия на человеческий мозг, минимализм, по сути - это оголенная поп-музыка. Мне хотелсь подчеркнуть этот аспект музыки, и к тому же сделать так, чтобы люди не воспринимали мои пластинки слишком серьезно. Для этого я решил написать "песни". Но я понимал, что обычные песни я вряд ли смогу сделать, потому что для этого нужен особый талант да и особое желание - ни того ни другого у меня нет. Значит, это должны быть необычные песни. Вот я и пригласил Слизи (Питера Кристоферсона из Coil) поучаствовать, рассказал идею, сценарий песни, которую я хотел ему предложить. Они согласились с большим удовольствием, изрядно перелопатив мой "сценарий". Потом поговорил еще и с Анькой (британская певица Little Annie Anxiety, в прошлом лидер группы Crass - ред.), которой я до этого помог появиться на фестивале в Стокгольме. К моей радости, она тоже согласилась. Вот так и появились две первые мои песни.

А ты с Coil уже выступал на концертах раньше?
Нет, ни разу. Они и в Москву меня затащили. Сказали: "Мы будем играть в России, поедешь с нами?" Я ответил: "Ну, поехали". А потом оказалось, что они хотят, чтобы я еще и выступил перед ними. Я вообще с большим сомнением отнесся к этой идее, потому что было ясно, что публика придет на Coil, а меня здесь никто не знает. Но они настояли: сказали, мол, если кто-то будет возражать, то мы тебя выпустим под именем Coil. Кстати, мы только что записали с ними новый EP, у которого релиз как раз 15 сентября. Там 4 трека, все песни. Это такой запоздалый follow-up к моему альбому "Маска рождения" (Mask Of Birth). Он о любви. Очень личная пластинка.

Это тот диск, который ты посвятил своей новорожденной дочери?
Да, так получилось, что, когда я его записывал, моя жена носила нашу первую дочь Сашку. В это время она рисовала картину, которая потом стала обложкой пластинки. Мы работали параллельно, и источники вдохновения, естественно, были одни и те же, поскольку первый ребенок - это очень серьезное впечатление. Кстати, на Enter Tinnitus Сашка поет в последней композиции - это не сэмпл, она на самом деле поет под музыку. Ей тогда было два с половиной месяца. Хотя на самом деле я считаю, что использование детских голосов в музыке - это спекуляция. Тем не менее я решил включить эту песню в пластинку.. по причине некоего концептуального контекста - она имеет непосредственную связь с Анькой Anxiety. Мой первый трек вышел на сборнике Sеntrax под названием Interiors, и в конце этого сборника есть Анькина работа под названием 13 Things I Did Today. А когда я стал из чисто родительского интереса записывать голос дочери, мне показалось, что она рассказывает что-то, ее "речь" состояла из каких-то периодических структур, напоминавших стихи, и очень похожих на ту песню Аньки. Вот мы и сделали трек, назвав его The 14th Thing I Did Today.. Потом я позвонил Аньке и сказал, что она должна закончить эту тему, и она записала мне трек 46 Things I Did Today.

У тебя определенно любовь к организации произведений в некие структуры?
Дело не в структуре, а просто в концепции: когда я считаю, что недосказал, я не вижу смысла оставлять это так. Тем более, что продолжение часто придает новый смысл и предыдущей работе. Так, если "Маска рождения" - очень светлая пластинка, то новый релиз, Love Uncut, наоборот, очень темный. В некотором смысле это кинематографический проект, все треки объединены темой кино, и я хотел создать у слушателя ощущение этакого B-rated movie, кино второго класса. Это пластинка грязная по звуку, неочищенная, порнографическая. Там много голосов: на ней работали Джон Бэлэнс и Слизи из Coil, Стив Тровер и Луиза Уизел - люди, у которых достаточно нестандартный подход к музыке, к песне. Более подходящей компании для этой пластинки, людей, которые бы лучше резонировали с идеей, я, в общем, найти не мог.

А что ты выпускаешь на собственном лейбле?
Самой первой была пластинка Мики Вайнио, она вышла в прошлом году. Потом я выпустил свой альбом под названием "Железо", который вдохновлен моим юношеским увлечением хэви-метал. Сейчас у меня лежит еще два мастера на очереди - сольные проекты моих друзей: один от Освальда Бертольда (участника проектов farmersmanual, cd-slopper, fals.ch), другой - от вышеупомянутого Джона Эверолла (Tactile, Sentrax). В планах еще как минимум два альбома от других людей.

Какую музыку ты слушаешь сейчас сам?
Я очень много слушаю пластинок с лейбла ЕСМ, причем не джазовых, а современной классики. Из последних приобретений - Арво Пярт, Дэвид Дарлинг. Мне нравится новая классическая музыка. В свое время, когда я делал Enter Tinnitus, я был очень увлечен Гиачинто Шелси (Giacinto Scelsi). Там внутри альбома даже есть стикер с его знаком - круг над линией, который он посылал журналистам, просившим у него фото. Он никогда не давал своих фотографий. Вообще у меня на каждом диске есть масса таких вот микро-ссылок - то, чему я, по всей видимости, научился у Coil.

Ты ощущаешь, что твоя аудитория воспринимает эти ссылки? Не в пустоту ли все это уходит?
Конечно, не в пустоту! Даже если "ссылки" не замечены буквально или "прочитаны" задом наперед, реакцию аудитории, эффект "ссылок" я всегда ощущаю. "Безумная свобода интерпретации" - ведь мы же говорим об искусстве?

А интеллектуальную электронику слушаешь? Autechre?
Нет, почти нет... Что касается конкретно Autechre, с Шеном Бутом я хорошо знаком, но у меня всего одна их пластинка и я слушаю ее не чаще чем раз в год.

Ну а, например, нойз? Ведь многие считают, что ты сам играешь именно нойз?
Нет, современный нойз я совсем не люблю. Предпочитаю хэви метал - взять, например, концертную запись Slayer 91 года (двойной альбом Decade Of Aggression). Там такой мощный, практически нецензурный звук, которого на студийных пластинках невозможно найти. Впрочем, более поздние работы Slayer мне не интересны. Что касается "шумных" аспектов моей собственной работы, я специально никогда не записываю нойз - просто иногда получается, что в итоге часть звука оказывается достаточно резкой или агрессивной. Наверное, осталось у нас что-то татаро-монгольское в крови.

И самый главный вопрос: название твоего проекта, СОН, нужно читать по-русски, или латиницей?
Написано латиницей. Читать по-русски. СОН - это сон."
Беседовал Георгий Мхеидзе.

ближайшие события:

 
 
 
 
 
 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа