28 ноября, вторник

THE THING (Швеция – Норвегия)

[free-jazz/garage-rock]

Фото - Peter Gannushkin (downtownmusic.net)
  • Матс Густафссон / Mats Gustafsson – саксофон, электроника (Швеция)
  • Ингебригт Хокер Флатен / Ingebrigt Håker Flaten – бас-гитара, контрабас (Норвегия)
  • Пол Нильссен-Лав / Paal Nilssen-Love – ударные (Норвегия)
  • Микаэль Верлин / Mikael Werliin – звук (Швеция)
 
Начало в 20.00 Стоимость билетов в предварительной продаже в кассе КЦ ДОМ- 1300 руб., онлайн - 1625 руб.,
в день концерта - 1700 руб.
Купить билет Стоимость абонемента на концерты 28 и 29 ноября - 2000 руб. Количество абонементов ограничено.
Абонементы можно будет приобрести только в кассе КЦ ДОМ.
 

Утоление трёхлетней жажды


Выступления небезызвестного скандинавского трио The Thing в Москве случаются нечасто, и это всегда событие для слушателя, жаждущего смелой и мощной музыки, – при том совершенно необязательно именно джазовой: The Thing существуют вне жанровых и временных рамок, что постоянно подчеркивают в интервью; могут говорить практически на любом музыкальном языке – собственно джазовом (от Эллингтона и Колтрейна до Коулмэна и Черри), рОковом (в их арсенале – гараж-рок, краут-рок, нойз-рок да и старый-но-недобрый хард-рок), экспериментально-электронном и неидиоматически-импровизационном; создают новые смыслы и жонглируют ими с гуттаперчевой легкостью.

Со времени предыдущего московского выступления трио прошло не много ни мало три года, а стены Культурного центра «ДОМ», кажется, дрожат до сих пор. Есть отчего – в последние несколько лет The Thing еще больше внимания стали уделять протестной панк-энергетике (чего невозможно не делать в том историческом контексте, современниками которому мы все являемся), заиграли еще жестче (контрабасист Ингебригт Хокер Флатен все чаще использует бас-гитару, щедро сдабривая её звучание «дисторшном», что особенно хорошо слышно на вышедшем два года назад диске “Shake”, многими признаваемом чуть ли не лучшим альбомом The Thing за всю историю), да и в целом трио производит на свет самую, пожалуй, эксгибиционистски-сексуальную музыку, которая к тому же звучит так громко и пронзительно, что о вашей любви будет знать весь мир.




Матс Густафссон за это время благополучно перешёл пятидесятилетний рубеж. Будучи любопытным и даже пытливым по натуре человеком, в своих экспериментах он разнообразен как никогда: наряду с The Thing, его главное детище сейчас – краут-фри-рОковое трио Fire!, два года назад расколовшее крышу КЦ «Дом» на тысячу кусков. С ним, помимо многочисленных концертных туров, Матс успел поучаствовать аж в двух театральных постановках в Стокгольме, одна из которых случилась в знаменитом Бергмановском «Драматене». А созданный на его основе монструозный Fire! Orchestra, возрождающий концепцию фри-джазового ансамбля как провозвестника идей свободного джаза о равенстве, взаимопомощи и общности, в этом году переживает уже четвёртую инкарнацию и готовится исполнять уже четвёртую большую музыкальную фреску, написанную самим Густафссоном, в последние годы обнаружившим в себе изрядный композиторский талант. Густафссон продолжает насиловать саксофон в своих сольных записях (см. уморительные liner notes к альбому “Torturing the Saxophone” – только обладающий тончайшей самоиронией человек способен выпустить диск с ТАКОЙ аннотацией), все чаще играет с Тёрстоном Муром из Sonic Youth, и не забывает о своих старых проектах – таких, как трио GUSH с пианистом Стеном Санделлом и барабанщиком Раймондом Стридом, или Tarfala Trio с контрабасистом Барри Гаем и тем же Стридом.




Басист Ингебригт Хокер Флатен также буквально фонтанирует новыми идеями: сейчас он много времени уделяет своему секстету The Young Mothers; в этом году свет увидит их уже второй релиз – этакий всеядный хамелеон, мимикрирующий под пост-боп, – то уводящий в импровизационно-нойзовые, едва ли не эмбиентные территории, то бодро танцующий под хип-хоповые речитативы; в прошлом году коллектив выступил и в КЦ «Дом». Не забывает Ингебригт и о знаменитом новоджазовом квинтете Atomic, участником которого он является со дня основания. А в Остине, штат Техас, в котором он живёт уже много лет, Ингебригт тоже «навёл шороху», создав один из самых значительных в Америке фестивалей новой и экспериментальной музыки под названием Sonic Transmissions.




Наконец, барабанщик Пол Нильссен-Лав как всегда неутомим: на своих свежих записях он выступает в дуэтах с наиболее выдающимися саксофонистами-импровизаторами – Петером Брёцманом, Кеном Вандермарком и Фруде Йерштадом, колесит по миру в составе трио с тем же Брёцманом и тромбонистом из Нью Йорка Стивом Суэллом, много работает с лучшими представителями чикагской сцены – саксофонистом Марсом Уильямсом и контрабасистом Кентом Кесслером (трио Boneshaker), саксофонистом Дэйвом Ремписом и хорошо нам знакомым виолончелистом Фредом Лонберг-Хольмом (трио Ballister), и многими, многими другими. Кроме того, и Нильссена-Лава тоже привлекает идея «крупной формы» – такого рода сочинительством он занимается в Large Unit имени себя, состоящем из десяти (не считая самого маэстро) молодых скандинавских импровизаторов, среди которых есть и уже весьма известные музыканты (многие помнят триумфальное выступление ансамбля на сцене КЦ «Дом» два года назад, а также в Pan-Scan Ensemble, образованном в прошлом году Полом совместно с его давним другом и соратником, тоже барабанщиком Столе Сульбергом.




Несмотря на всё увеличивающееся в последнее время количество собственных проектов и коллабораций, Матс, Ингебригт и Пол никогда не забывают о трио The Thing, которое, несмотря ни на что, безусловно, остаётся их главным и самым любимым детищем вот уже на протяжении почти двадцати лет. Музыканты выступают всё с новыми и новыми гостями; летом этого года The Thing записали в Осло ещё один студийный альбом, продюсером которого, кстати, выступил партнёр Густафссона по трио Fire! шведский басист Йохан Бертлинг. А буквально месяц назад замечательный австрийский лейбл Trost Records выпустил альбом, где The Thing музицируют с великим блюзовым гитаристом Джеймсом “Blood” Алмером.




Мир сотрясается под ударами революций и геополитических конфликтов, но непоколебимыми остаются по крайней мере две добродетели: любовь и свобода. Никто не знает, как далеко нам удастся заглянуть в будущее свободы на концерте The Thing в Москве, но очевидно одно: один из последних дней этой осени мы проведем в компании одной из лучших джазовых групп в мире, чья музыка воспевает не что иное, как любовь, и которая как никакая другая способна устроить революцию в головах и душах.

ближайшие события:

 
 
 
 
 
 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа