14 марта, среда

Диверсии в... Брехта. День 2.

[новый джаз, инструментальный театр]

  • Андрей Разин
  • Алексей Круглов
  • Алексей Наджаров
  • Сергей Полтавский
  • Николай Льговский
  • Петр Талалай
  • Хайм Сокол
  • Григорий Сандомирский
  • Анна Чекасина
  • Антон Изгагин
  • ВНИМАНИЕ! Список диверсантов пополняется. Следите за обновлениями на www.annachekasina.ru
 
Начало в 20.00 Стоимость входного билета в предварительной продаже в кассе КЦ ДОМ - 600 руб., в день концерта - 700 руб.

Расписание работы кассы в КЦ "Дом"- ЗДЕСЬ
 

13 и 14 марта в рамках фестиваля "Диверсии в…" будет показана двухсерийная музыкальная программа с единым подзаголовком "Расцвет и падение города М…", являющаяся комплексом ассоциаций к легендарной личности Бертольта Брехта, родившегося 120 лет назад.
Бессмысленно перечислять достижения ББ - одного из величайших драматургов, определяющих современную театральную картину, да и в целом 20й век во всех его противоречиях, связанных, и с политикой, и с эстетикой, и с человеческим поведением.
Именно его наследие представляет живой интерес, вдохновляет по сей день и станет объектом "Диверсий в…" 2018 года.
"Вывернуть исходный материал наизнанку и свести его к заложенной в нем материалистической сущности" , - слова Эрнста Шумахера о методе, ставшем определяющим для драматурга.

Ну?! ДАЕШЬ "Диверсии в Брехта"?

В эпическом ансамбле участвуют:
Андрей Разин, Алексей Круглов, Алексей Наджаров, Сергей Полтавский, Николай Льговский, Петр Талалай, Хайм Сокол, Григорий Сандомирский, Анна Чекасина, Антон Изгагин

ВНИМАНИЕ! Список диверсантов пополняется. Следите за обновлениями на www.annachekasina.ru

Фестиваль "Диверсии в..."
по сути представляет собой серию перформансов, сочиненных впоследствии "вскрытия творческого тела" персоны-юбиляра, выбранной для акта диверсий. Несколько фантазий, выстроенных в единый эмоционально-смысловой поток выражают режиссерский взгляд идеолога мероприятия Анны Чекасиной.
Первым объектом для осуществления этой задумки стал юбиляр 2017-го года, маэстро Владимир Чекасин. Названием его же программы "Вторжение в классику" было навеяно имя фестиваля. И, если в своей программе музыкант ставит дерзкую задачу интерпретировать в достаточно авангардном ключе академическую музыку, раскладывая её на молекулы и собирая заново, то для "диверсантов" - разбор творчества и жизненного пути персон-юбиляров, открывает безграничные возможности для создания новых и совершенно разных произведений, пестрых по лексическому наполнению, но единых своей целью отдать дань Великим и обогатить души всех задействованных лиц, включая самых главных - зрителей.

Интервью. Д.У. - Дмитрий Ухов, А.Ч. - Анна Чекасина

Д.У. Если начинать с самого начала, то откуда такое рискованное, я бы сказал, название нового проекта?

АЧ. Фестиваль "Диверсии в…" я провожу второй год. В прошлом году он был посвящен 70-летию Владимира Чекасина. Название родилось по аналогии с его программой «Вторжение в классику», где работа проводилась над академической музыкой.

Д.У. Да-да, дуэт с академическим пианистом Пятрасом Генюшасом. Между прочим, московская премьера состоялась в прямом эфире «Радио «Культура» в 2007 году. В чем тогда особенность твоих «Диверсий в…»?

А.Ч. Основная идея моего проекта в том, чтобы, так сказать, разложить "творческое тело" юбиляра на детали и собрать заново, получив новое произведение, что-то вроде фантазий на тему. В этом году будет музыкально-визуально-текстовая история, под названием "Расцвет и падение города М…" . Родилась она под впечатлением от перечитанных произведений Бертольта Брехта, которому в этом году исполнилось бы 120 лет. А также под впечатлением от материалов о нем, которые писали и продолжают писать и говорить. И, как весь Брехт, все это непосредственно относится и к окружающей нас действительности, и вообще к тому, что происходит сейчас в мире в целом.

Д.У. Я бы даже конкретизировал: «Махагони» - это предчувствие конца «Веймарской республики». Город «Махагони», который основали беглые преступники рецидивисты ее и символизирует. Как известно, в конце концов, беспредел Махагони - Германии 1920-х - вызвал обратную реакцию - увы, 1933 год. Сначала нечто вроде мюзикла с мелодиями самого Брехта, а потом и «эксперимент эпической оперы» уже с музыкой Курта Вайля. Как бы можно было определить отношение «Диверсий в Брехта» к оригиналу Брехта-Вайля - «Расцвету и падению города Махагони»?

АЧ. Безусловно, несмотря на то, что Брехт был драматургом и реформатором театра, к театру - как таковому - «Диверсии в Брехта» имеют отдаленное отношение. Хотя, конечно, мы используем и его тексты и многое из того, что с ними связано. Эпический театр Брехта позволяет зрителю не столько сострадать и переживать то, что на сцене, как в театре Станиславского, а без четвертой стены - соучаствовать в действии, и в то же время видеть его со стороны. И задумываться… над происходящим, но… не сильно (улыбается- Д,У.).

Д.У. Ничего такого уж смешного. Театр Брехта называли не только эпическим, а он сам еще и «театром, в котором курят». К этому, впрочем, мы еще вернемся, но и театром интеллектуальным.

АЧ. Я бы назвала предстоящий двухдневный акт инструментальным театром. Мы не ограничиваем себя в средствах выражения. Реализуя концепцию "Диверсий в…" могут привлекаться как музыкальные, так и визуальные артисты - художники, драматические или движенческие актеры. В этот раз с нами участвуют студенты художественных мастерских Николая Штока, которые сейчас плотно работают над поставленными задачами. В программе используется видео-работа выдающегося художника Хайма Сокола, затрагивающая множество линий, от личных до социальных. Вообще, поражает творческий диапазон этого художника – он работает во всех жанрах – от графики до перформансов, видео и инсталляций.

Д.У. А конкретно, какая музыка из оперы Брехта-Вайля и как конкретно она у тебя использована? Все-таки, когда возникает название «Махагони» невозможно избавиться от ассоциаций с хитовыми исполенениями Doors, Дэвида Боуи, артистки идеально вайлевского-брехтовского амплуа, у нас хорошо известной – Уте Лемпер. «Луну Алабамы» даже Нина Хаген пела.

АЧ. Ну, всех карт раскрывать не хотелось бы, но тематизмы Курта Вайля, и другие, вызывающие ассоциации с личностью юбиляра и его временем будут использованы. Здесь создана специальная структура, в которой есть относки к сотрудничеству Брехта с композиторами, или же песни специфические определенным состояниям, которые мы прочитали в Брехте, обработанные и модифицированные и, естественно, благодаря импровизационной атмосфере развивающиеся в неожиданные направления. Про состав музыкантов можно говорить долго. Это люди, которым интересно, которые делают прекрасные авторские проекты и согласны "нырять" со мной в исторический материал и производить «Диверсии», выкладываться и экспериментировать над ним и над самими собой. Должна признаться: работать с ними - творческая радость! Тем более, большинство принимали участие и в первых «Диверсиях в Чекасина», чему я несказанно рада. Это - Андрей Разин, Леша Круглов, Петя Талалай, Алексей Наджаров, Сергей Полтавский. К ним в этом году присоединяются Николай Льговский с разной перкуссией, Антон Изгагин на струнных инструментах и духовик Одэй Аль-Магут, который уже завоевал имя в европейском и американском сценическом мире.

Д.У. Список более, чем просто импозантный. Интригующий, я бы сказал. Мой вопрос. Мы как бы знаем, в брехтовском «театре, в котором курят» - теперь уже, конечно, чисто образно (между прочим, как и в джаз-клубе) отсутствует «четвертая стена». Артисты и публика взаимодействуют – как иногда джазовая импровизация зависит от реакции аудитории. Казалось бы, сам Бог велел, джазу и эпическому театру сойтись вместе. Однако… Брехту - в отличие от его соратника Вайля - автора нескольких «ударных» бродвейских мюзиклов и поп-хитов - в Новом свете не повезло. Тут попутно скажу - переводы Брехта на русский язык очень плохи. Не случайно же, радио долго старалось не раскручивать Mack the Knife, пока во второй половине 1950-х куплеты из «Трехгрошовой оперы» не спели Бобби Дарин и Луи Армстронг с Эллой Фитцджеральд. Недаром продюсер Хэл Виллнер на своем альбоме-трибьюте Вайлю заказал для Стинга новый перевод этих куплетов. И, между прочим, кое-кто еще этот сравнительно новый текст уже поет.

АЧ. Личность Брехта для диверсий выбрана не случайно. В 2018 году много юбиляров, но именно эта персона включает в себя столько интересных моментов. В нем присутствует и джазовость, и фолк, и современность, и интеллект, и юмор. Именно его многосторонность позволяет нам мыслить широко и использовать много музыкальных языков, стилей и способов передачи состояний. Вы видите, у нас настоящий "фестиваль", мы "фестивалим" и получаем удовольствие от взаимодействия, от изучения старого для создания нового. Такое мероприятие по сути уникально. Оно сочинено и выстроено по технологии, близкой к постановке спектакля, этакого многочастного спектакля. Это не просто сборный концерт артистов под одной крышей и не только для того, чтобы просто сыграть прекрасную музыку, но сделать нечто большее - отдать дань выдающимся художникам ХХ века. Вспомнить о них еще раз, выразить свое отношение.

Д.У. То, что «Махагони» - актуальный материал, сомнения не вызывает. У меня лично, например, уже одно твое описание вызывает интерес. А что ты думаешь насчет публики?

АЧ. Думаю, что нашим проектом может проникнуться разный и не обязательно подготовленный зритель. Я, можно сказать, гарантирую, что на двух вечерах фестиваля "Диверсии в Брехта ", скучно не будет. Это не только "Махагони", это "М…". Каждый сможет найти свою долю интереса и увлеченности, будь то интеллектуальная сторона или эмоциональная. С музыкальной точки зрения - джаз, этника, электроника или современная академическая музыка, элементы рокяры (ну куда ж я без этого)…. Ну и плюс, упомянутый выше визуальный ряд.

Д.У. Интригует! Спасибо и ни пуха ни пера, Анна Чекасина, и все-все-все- старые и новые знакомые!

АЧ. Спасибо, Дмитрий Петрович,… и да поможет нам Брехт!

ближайшие события:

 
 
 
 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа