15 апреля, понедельник

К 20-летию КЦ ДОМ
Mats Gustafsson’s "THE END" (Швеция – Норвегия)

[freejazznoisehardcoreindustrialrockethnopsych mash]

  • Матс Густафссон (Mats Gustafsson) – саксофон, электроника (Швеция)
  • Кьетиль Мёстер (Kjetil Møster) – саксофон, электроника (Норвегия)
  • София Йернберг (Sofia Jernberg) – голос, вокал (Швеция – Норвегия)
  • Андерс Хана (Anders Hana) – гитара (Норвегия)
  • Бёрге Фьордхейм (Børge Fjordheim) – ударные (Норвегия)
 
Начало в 20.00 Билеты в кассе предварительной продажи КЦ «Дом» стоят 1300 рублей, расписание работы кассы можно увидеть тут.

Билеты онлайн стоят 1625 рублей, их продажа завершается в 00.00 часов даты мероприятия.

Билеты в день концерта на входе стоят 1700 рублей, они будут в наличии и после завершения продаж онлайн.

Купить билет
 


Рассечь Уробороса

Сложно сказать, какой в точности смысл вкладывали участники этого крышесносного проекта, существующего чуть больше года, в его название. Вполне красноречив логотип команды: указатель с надписью «THE END IS NEAR» с приписанным снизу «HERE» вместо зачеркнутого «NEAR». Но русский перевод, похоже, отражает ощущение от этой музыки максимально точно: The End — это… конец!

The End — это несколько сенсаций для мира скандинавской, да и мировой радикальной музыки сразу. Не просто супергруппа — их в импровизационном авангарде немало. Но здесь встречаются такие титаны, такие любители повзрывать все привычное и стандартное, что уже одно только предвкушение концерта покажется подарком.



Во-первых, вместе играют два уникальных саксофониста: швед Матс Густафссон, давно, хорошо и даже близко знакомый завсегдатаям ДОМа, панк и (с некоторых пор) академический композитор, поэт и филофонист, участник примерно десятка мощнейших ансамблей — и норвежец Kьетиль Мёстер, лидер хардкор-джазового ансамбля Møster!, любитель создавать стену звука, но на свой манер — движущуюся, грохочущую. Если саксофонные эскапады Густафссона — это скорее ракетные удары, то атака Мёстера больше похожа на танковую. Стоит добавить, что оба саксофониста еще и работают с электроникой. В The End Густафссон преимущественно отвечает за риффы — этим группа близка другим его проектам, трио Fire! и многолюдному Fire! Orchestra, — в то время как Мёстер солирует, хотя роли могут и меняться.



В минувшем году Густафссон, как и все последнее время, был занят многим. Вышли альбомы у двух его основных ансамблей, трио The Thing (только что объявившего о перерыве в деятельности) и Fire!, расширенный состав второго из них, Fire! Orchestra, проехался с большим турне по Европе. Музыкант принял участие в исполнении знаменитого произведения Кшиштофа Пендерецкого для фри-джазового ансамбля, запустил серию концертов свободной музыки в одном из стокгольмских ресторанов, отметил тридцатилетие еще одного своего трио, Gush, трехдневным фестивалем в Кракове с участием гостей и… написал музыку для мюзикла об американском физике Хью Эверетте (премьера состоялась в марте этого года в Стокгольме). Всё это – не считая концертов и первого альбома The End под названием “Svårmod Och Vemod Är Värdesinnen”, вышедшего на экспериментальном английском лейбле Rare Noise Records. Кроме того, Матс стал участником ещё одного экспериментального проекта, Anguish, совместно с музыкантами американского хипхоп-дуэта Dalek, клавишником знаменитой краутроковой команды Faust Хансом Йоахимом Ирмлером и барабанщиком трио Fire! Андреасом Верлином.



Кьетиль Мёстер ранее играл с многими джазовыми артистами — прежде всего можно вспомнить ансамбль Zanussi 5, а также Тронхеймский джазовый оркестр — и не чуждыми импровизации рок-группами, например Bushman’s Revenge и Krokofant. В минувшем году он тоже даром времени не терял: вышли альбомы у группы Møster!, а также у самого саксофониста с разными авангардными музыкантами, в том числе с участниками американской группы Tortoise.

Во-вторых – и это ещё одна изюминка – в ансамбле есть певица. Это не кто иная, как живущая в Осло вокалистка эфиопского происхождения, имеющая шведское гражданство знаменитая София Йернберг, поющая джаз, близкий к традиционному, но нестандартный, а также занимающаяся авангардным вокалом. В такой роли она является солисткой в огромном Fire! Orchestra под управлением Матса Густафссона. Ее фирменный прием — пение почти в унисон с игрой (а точнее писком) саксофона, в таком качестве она выступает и в The End, помимо более традиционного, сверхэмоционального пения и завораживающей мелодекламации. Кроме того, Йернберг поет и произведения современных академических композиторов (и даже более ранних — например, она участвовала в исполнении «Лунного Пьеро» Шенберга), и сама сочиняет.



В-третьих, на гитаре в The End играет Андерс Хана, партнер Мёстера по группе Ultralyd, саунд которой схож с Møster!, но там все движется в более быстром темпе. Хана, как, собственно, практически все видные свободно мыслящие норвежские музыканты, играл в многих джазовых и роковых ансамблях, включая дуэт с барабанщиком Полом Нильссеном-Лавом, ансамбли ветерана норвежского авангардного джаза, саксофониста Фруде Йерштада и группу Jaga Jazzist. Кроме того, Хана играет на барабанах в грайндкор-дуэте Brutal Blues.



А на барабанах в The End — это в-четвёртых, и это, наверное, еще большая сенсация, чем союз Густафссона и Мёстера, — играет не кто иной, как Грег Сонье, лидер американской культовой группы Deerhoof! (В данном случае восклицательный знак — не часть названия, как у Møster! или Fire!, а выражение эмоций.) У этой группы нойз и грубый, сырой саунд соседствует с нежными мелодиями, а те, в свою очередь, с хитрющими ритмическими сбивками, которые и осуществляет Сонье, используя при этом минимальный сет — чаще всего без томов и с одной тарелкой. Правда, на нынешних гастролях в The End другой барабанщик — норвежец Бёрге Фьордхейм, разумеется, также имеющий как джазовый, так и роковый опыт. Фьордхейм — участник группы Cloroform, которая начинала как джазовое трио, а сейчас играет нечто на стыке alternative, авангардного рока и нойза (а последний их альбом так и вовсе близок к поп-музыке). Сам барабанщик играл как с упоминавшимся выше Фруде Йерштадом, так и с поп-певцами.



А вот баса в The End нет. Его функцию частично выполняют баритон-саксофоны, частично баритон-гитара. Можно себе представить, какая клокочущая, кипящая смесь получается в результате соединения всех этих незаурядных музыкантов. На сайте Матса Густафссона музыка The End описывается как freejazznoisehardcoreindustrialrockethnopsych mash. Очень скоро мы сможем убедиться в этом сами.

ближайшие события:

 
 
 
 
 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа