The Thing (Норвегия - Швеция)

26 октября 2012

Вещь для всех и ни для кого


Где кончается джаз и начинается рок? Это импровизация или композиция? Фри-джаз или панк? Гаражный рок или нойз? Эти вопросы наверняка мучили вас, если вы хоть раз в жизни имели счастье послушать ставшее уже культовым скандинавское power-trio The Thing.
Ответы на них можно получить на единственном московском концерте в Культурном центре «ДОМ», куда «Вещи» возвращаются спустя почти пять лет после своего первого визита.
 
Кому можно порекомендовать посетить этот гиг? Очевидно, любителям легенды свободного джаза Дона Черри, в честь одной из композиций которого названа группа. Не забудьте и о том, что Нене Черри, его приемная дочь, а по совместительству известная поп- и соул-певица, недавно записала с нашими героями диск “The Cherry Thing”, один из самых явных претендентов на звание альбома года, причем во всех возможных номинациях, и в первую очередь за смелость.

Не разочарованы будут и поклонники таких исполнителей, как PJ Harvey и Sonic Youth, Albert Ayler и James Blood Ulmer, Led Zeppelin и Richard Berry, Zu и The Ex, 13th Floor Elevators и The Sonics, Suicide и The Stooges…

Что же общего у них и у людей, их слушающих? Общее – это страсть к Музыке, к какому бы стилю Она ни принадлежала. Это энтузиазм, вера и внутренняя свобода, с которой эти музыканты поднимаются на сцену и отдаются музыке, живущей в каждом из нас.

Кто еще играет лихие фри-джазовые каверы на такие “нетленки”, как ‘Whole Lotta Love’, ‘Iron Man’ или ‘Dirt’, которые при этом звучат как заправский гаражный рок? Кто сотрудничает с крупнейшими фигурами современных джазовых и экспериментальных кругов – от Кена Вандермарка до Йосихиде Отомо? Кто записывается с практически безвестными эфиопскими (!) музыкантами, играющими на этнических инструментах?

«В наше время грань между музыкальными стилями практически стерта», – говорит ударник трио Пол Нильссен-Лав и, как никто другой, подтверждает свои слова делом: со своими партнерами
по The Thing они словно рассказывают историю современной музыки с поистине энциклопедическим кругозором.

Кстати, двое из трех участников The Thing – уже добрый десяток лет как постоянные участники знаменитого Chicago Tentet Петера Брёцманна. Вам все еще нужны аргументы «за»?

Трио The Thing возвращается, чтобы дать единственный концерт в Москве. Мы очень горды и очень счастливы, и немного завидуем – самим себе и тем, кто придет на концерт 26-го в «ДОМ».

«Это суперджаз? Едет ли от него крыша? ЕЩЕ КАК!!!»
(Терстон Мур, Sonic Youth)

«Как по мне, что фри-джаз, что прото-панк – все одно».
(Матс Густафссон)

«Deathjazz, одним словом!»
Guardian

 

 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа