ВЕДАНЪ КОЛОДЪ (Красноярск)

4 февраля 2016

Этно-группа ВЕДАНЪ КОЛОДЪ празднует свое 11-летие "домашним" концертом.

Начало в 20.00
Стоимость билетов в предварительной продаже - 500 руб., в день концерта - 600 руб.

Группа ВЕДАНЪ КОЛОДЪ образована в 2005 году в Сибири в городе Красноярске.
В основе творчества группы лежит музыкальная культура Средневековой Руси, когда инструментальная музыка тесно переплеталась с вокальной.

В репертуаре группы народные русские песни, в том числе сибирских переселенцев, а также авторские песни, древнерусские тексты, инструментальные композиции, горловое пение.
Мастером Валерием Нарышкиным созданы редкие старинные славянские инструменты. Это военный рог, гусли, жалейки, гудок, волынка, славянские барабаны и др.

Группа выпустила 6 альбомов ("Племена" 2005, "Танец леших" 2007, "Волчья тропа" 2008, "У кривой дороги" 2009, "Слово о полку Игореве" 2011, "Городище" 2014), три международных этно-сборника ("Славяне" 2010, "Славяне. Часть 2" 2011, "Ритуал" 2009). ВЕДАНЪ КОЛОДЪ вел собственную фолк-передачу на Народном радио, писал саундтреки к мультфильмам анимационной студии "Пилот" - серия "Гора самоцветов").

Участие в фестивалях России и зарубежья: Германия, Македония, Сербия, Чехия, Украина, Венгрия, Голландия, Словакия, Польша, Австрия, Франция, Малайзия и т.д.

Радиопередачи, с которыми сотрудничает группа:
Paganik Radio (USA)
Radio Wid (Poland)
Neofolk Radio (Holland)
Народное радио (Russia)
Radio Cobo (Spain)
Folk Alier (France)
Sideways Through Sound Radio (Australia)
L'Abre de les 1000 musiques (France)

Интервью для портала Звуки.Ру

Алексей Шептунов
www.zvuki.ru

Живущие между Красноярском и Москвой неофолкеры Веданъ Колодъ возвращаются к активной концертной деятельности после рождения ребенка - и с новыми проектами. Среди последних - недавно законченный мультфильм с музыкой группы, книга прозы Дарьяны Антиповой, и идеями для нового альбома.

Звуки: Прежде всего, хочется услышать от вас новостей. что с концертами, новыми альбомами и творческими концепциями в разработке? Не пора ли выходить на широкую публику после долгого перерыва?

Татьяна: Сейчас мы работаем над новым альбомом, некоторые песни из которого уже вошли в концертную программу. Например, «На праздник Купала», «Вселиственный вянок», «Жнивная», «Ведьма». Надеемся записать альбом к следующему дню рождению. Появились в репертуаре новые музыкальные инструменты, например, колёсная лира. Из ближайших концертов - 10 марта - в Санкт-Петербурге. И мы постепенно заполняем лето фестивалями. Дарьяна : Мы и выходим! Записали саундтрек к мультику, заканчиваем клип, который будем презентовать на концерте в Санкт-Петербурге. Кстати, весьма необычный клип. Работает над ним прекрасная Светлана Кизяева.

Звуки: Помню сильно удивился, когда будучи на концерте группы Аркона услышал в качестве интро знакомые - ваши! - голоса. Каким образом случилось данное сотрудничество - все-таки у этих ребят "русский фолк" присутствует в музыке в качестве эдакого квази-наполнителя, бесконечно далекого от аутентичной русской музыки? Как вообще оцениваете эксперименты по внедрению фольклорных моментов в творчество современных тяжелых групп, что в последнее время стало массовым трендом?

Татьяна: Я согласна, что большинство рок-групп, добавив в пару песен жалейку или варган, с гордостью ставят приставку "фолк" к названию группы. С одной стороны радует, что может слушатели хоть так будут проникаться звучанием народных инструментов, с другой стороны, когда слышишь в разговорах на фестивалях, что мы играем какой-то там фольклор, а настоящая этника у них - становится слегка грустно за отечество... С Марией из Арконы мы дружим до сих пор, и считаем что «Зимушка» в их обработке - один из лучших примеров совместного металл и фолк звучания. Именно с нее и началось наше знакомство.
Дарьяна: Мы давно следили за творчеством друг друга, и вот, однажды нашлись. Маша – чудесный человек и замечательная подруга. Очень ее люблю и уважаю. А насчет многих других групп, да, к сожалению, ухо русского слушателя давно испорчено плохим «фолк»-роком, но мы с этим ничего поделать не сможем, увы. Меня больше забавляет, что некоторые группы (здравствующие или недавно почившие – мне вообще кажется, что фолк в России как-то одномоментно умер примерно год – два назад) используют народные инструменты, не умея на них играть или элементарно настраивать, и играют в секунды на варганах и тех же жалейках, что слушателями воспринимается не как «непрофессионализм» групп, а они решают, что народные инструменты вообще звучат плохо в целом.

Звуки: Валера, как я знаю, уже давно и профессионально занимается изготовлением традиционных инструментом. С чего все началось, что послужило этому причиной, и музыканты каких проектов используют сегодня изготовленные вами инструменты? насколько при изготовлении их велик момент авторства - и, с другой стороны, непреклонного следования традициям?

Валерий: Началось все еще в конце школы. Как-то с братом мы пошли в гости к его другу, который увлекался этнической музыкой. Меня очень впечатлило звучание народных инструментов на хорошей аппаратуре, а еще несколько интересных вещиц, которые он нам показал. Это были варганы, две диджериду и окарина. Эти инструменты в Красноярске тогда было очень сложно достать, но желание иметь у себя дома что-то подобное было очень сильно. Через некоторое время я решил попробовать их сделать сам, тем более что внешняя простота инструментов придавала некоторую уверенность в своих силах. Потом, испилив пару десятков железок, и разобрав несколько старых часов (чтобы достать пружину для язычка варгана) я понял, что был поспешен в выводах. Однако руки от этого не опустились, а появилась злость, что я не могу сделать что-то, что могут другие люди. Так что переведя гору материала, мне удалось сделать первый, пусть и плохенький варган, диджериду и кену (флейту с открытым свистком). Чувство удовлетворения от этого было столь сильно, что остановиться с тех пор не могу до сих пор.) Мои инструменты используют музыканты разных проектов, в том числе и несколько известных, однако не считаю, что "продвинутость" коллективов делает большую рекламу мастеру.
В моих инструментах влика доля авторства. То есть за основу я беру всегда какой-то конкретный, традиционный образец. Но я не считаю зазорным переделать некоторые его элементы на свое усмотрение. Если возможно, кое-что улучшаю, что-то доделываю или убираю. Я считаю, что даже традиции должны иметь некоторое развитие. Иначе, если нет движения и развития - нет и жизни.

Звуки: Расскажите о тех принципах создания музыки, которая была использована вами при создании альбома Слово о Полку Игореве. Думаю, авторского начала в нем больше, чем во всех остальных ваших дисках. Не страшно ли было замахиваться на интерпретацию одного из самых значимых текстов в истории русской культуры?

Татьяна: Страшно? Нет. Скорее, очень интересно, и в чем-то этот диск дал нам возможность дать выход авторскому простору. Особенно, когда текст уже стал восприниматься также, как русский язык, на котором мы разговариваем. Ведь работа над диском длилась почти три года, наравне с другими проектами. Вначале было сложно, тем более, что первой распетой песней была "Стоиши на бороне", написанная в лучших традициях сибирской лирической песни, а потом возникла мелодия, которую мы для себя назвали лейтмотивом произведения. С нее начинается диск, ею и заканчивается (только уже в виде женского трёхголосья).
Дарьяна: Идея возникла тогда, когда на одной из лекций в Литературном Институте Лев Иванович Скворцов (академик, лингвист, писатель, доктор филологических наук – прим. Звуки) вдруг стал читать отрывки из Слова о полку Игореве, у меня в голове сразу же его слова легли на гусли… и сразу же после лекции я подошла к нему и попросила участвовать в проекте. Сейчас весь текст «Слова» нами выучен наизусть, и не просто выучен, а введен в бытовой обиход. Мы постоянно вставляем цитаты в нашу разговорную речь, например, не «Игорь спит. Игорь бдит. Игорь мыслию поля меряет», а «Валера спит. Валера бдит», ну, и так далее.

Звуки: Как вы считаете, насколько вам присуще глубинное народное сознание - и насколько вы до сих пор ощущаете себя носителями русской сибирской культуры?

Татьяна: Мы очень любим сибирскую культуру. Причем не только культуру русских людей и других переселенцев, но и местных народов. Отсюда наша любовь к горловому пению. Хотя почему-то, живя в Сибири, ощущаешь себя именно сибиряком, это что-то сродни национальности, и намного меньше ощущаешь в себе русские корни, чем в Европейской части России. Здесь все прямо дышит историей, той, что мы с детства изучаем в школах. Там же историю немного по-другому воспринимаешь. Там выходишь в степь, и прямо хочется сесть у юрты, попивая чаек и бесконечно смотреть на колышущийся на ветру ковыль. Ну, а сибирское пение у нас в крови, у нас поют бабушки, и я ему училась петь в училище. Именно так я и пою, а по-другому не хочу.
Дарьяна: Раньше я не ощущала себя носителем русской сибирской культуры, воспринимая живую песенную традицию нашей семьи как что-то бытовое и привычно, но потом, переехав в Москву, поняла, что, наверное, что-то в этом есть. Сейчас вспоминаю и записываю истории, рассказанные бабушками, очень хочу все-таки сесть и записать все их песни на диктофон. Но все-таки ВеданЪ КолодЪ – это ВеданЪ КолодЪ, мы не фольклорный ансамбль и не исполняем и половины песен из тех, которые знаем и поем дома. Из сибирских песен взяли, например, ту же «Зимушку», которую знает всего несколько человек в Сибири, а теперь слушают по всему миру, благодаря нам и Арконе. Татьяна: И о мультике. Мы уже давно хотели что-нибудь озвучить, да и многие нам говорили, чтобы наша музыка очень для этого подходит. Так что мы чрезвычайно рады, что так удачно все сложилось и мы озвучили "Сказ хотанского ковра ". Валерий специально для этого искал инструменты, мы слушали уйгурскую народную музыку. Но сам принцип озвучивания мы уже использовали в диске "Слово о полку Игореве".

Звуки: Кстати, о мультфильмах. Новая форма для вас – просто интересно? Добавило это что-то к творческому методу ВК?

Дарьяна: Про метод – не знаю, но работать с мультфильмами и саундтреками я мечтала давно, рада, что все срослось так удачно. Очень надеюсь, что на этом не остановимся и что еще остались директора и режиссеры, которым нужна не только попса для оформления их «медиа-детищ». Я выросла на советских аудио-сказках, слушала пластинки почти до 14 лет, очень любила их качественное музыкальное оформление. Например, та же аудиосказка Алиса в стране чудес, выпущенная фирмой «Мелодия», где Кэрролла, Додо, Чеширского кота, Улыбку, Синюю гусеницу озвучивает Всеволод Абдулов, а песни исполняет Клара Румянова. Наверное, эти пластинки также повлияли на нас с сестрой и в выборе материала и формы для пятого альбома Слово о полку Игореве.

Звуки: А профессиональная литературная деятельность (та же Козулька) имеет прямое отношение к ВК? Это одного поля ягоды с вашей музыкой - или что-то принципиально иное?

Дарьяна: Моя литературная деятельность и недавнее издание книги «Козулька» в издательстве Эксмо никакого отношения к музыкальной работе с Веданъ Колодъ не имеют, конечно. Я училась в литературном лицее имени Астафьева (когда писатель был еще жив, и лицей не носил его имени…) в Красноярске, затем окончила литературный институт имени Горького в Москве, участвовала в литературной жизни Сибири с 14 лет, работала в «толстых» журналах. Но для меня и музыка, и литература имеют одинаковый вес в жизни, только благодаря группе я уже объездила половину Европы и могу реализовывать свои продюсерские и музыкальные качества. Время покажет, конечно, но пока Веданъ Колодъ дает мне бОльшую самореализацию, чем литература. Одна книга – это пока только одна изданная книга. Посмотрим, что будет дальше. Пока будет издаваться вторая книга, мы уже успеем записать и издать шестой альбом с группой.

Звуки: Расскажите о том, что дал вам фестивальный опыт. Как вы объясняете свой успех на фестивальных площадках - все-таки музыка у вас камерная, акустическая и не из разряда пивного фолка.

Дарьяна: На самом деле, в России среди организаторов бытует странное мнение, что у нас камерная музыка… Да, акустическая, но вот в Голландии, Германии и Венгрии нас на больших open-air-ах звукорежиссеры очень хорошо «выводили» и звучали мы не хуже, чем Faun или Omnia, ну, может, чуть потише… Мне кажется, что драйва у нас появляется все больше и больше. Мы давно уже не исполняем «трансовые» композиции с первого альбома Племена. Самый запомнившийся фестиваль… Даже не знаю! Я все их помню, особенно европейские. Наверное, самый любимый был в Пече, в Венгрии в рамках Культурного года Европы. Нас принимали как очень важных гостей, и помимо 45 минут выступления (кстати, к удивлению организаторов, это был единственный концерт, билеты на который были распроданы много заранее) умудрились посмотреть и Будапешт, и сам удивительный Печ.
Татьяна: - Для нас с Валерой таким фестивалем стал фестиваль в Германии, наш первый фестиваль за пределами России. Он сразу был очень высокого уровня, и он сразу «задал» планку.

Звуки: Есть ли у участников группы учителя и сугубые авторитеты в музыке, которых вы можете назвать людьми, сформировавшими мировоззрение и эстетическую систему?

Дарьяна: Это, во-первых, наши бабушки. Мы выросли в очень музыкальной семье, ходили колядовать по нашей серой девятиэтажке, пели песни дома, песни, которые пели еще наши прабабушки. А первой этнической группой для меня стали АлтайКай

 

 

спасибо:

Ostengruppe

LiniaGrafic!

Ринет

Москва Медиа